5tarasenko.jpg
3krash.jpg
4mardanshin.jpg
6gibadullin.jpg
2hamitov.jpg
: Диарея у ребенка чем лечить. Диарея чем лечить быстрее. Как лечить хроническую диарею. Туберкулез легких симптомы. Быстрая профилактика туберкулеза в домашних условиях. Уход за лицом и макияж. Уход за кожей лица летом и осенью. Домашний уход за руками. Быстрый уход за кожей рук. Профессиональный уход за руками. Соль польза и вред. Скажите какой вред соли. Пищевая соль польза и вред.
Первые признаки беременности. Какие признаки беременности на первой неделе. Через сколько признаки беременности. Уровень сахара в крови. Какой сахар в крови должен быть. Как понизить сахар в крови. Сильно выпадают волосы. Волосы стали выпадать быстро. Почему выпадают волосы на голове.

медиация

обучение

вступление

логотип с контактами квадрат


 

Общие положения о медиации.

Медиация в ее современном понимании начала развиваться во второй половине 20 столетия. Прежде всего, в странах англо-саксонского права - США, Австралии, Великобритании, а затем уже она постепенно стала распространяться и в Европе. Первые попытки применения медиации, как правило, предпринимались при разрешении споров в сфере семейных отношений. Впоследствии медиация получила признание при разрешении споров самого широкого круга, начиная от семейных конфликтов и заканчивая сложными многосторонними конфликтами в коммерческой и публичной сфере. 

Мировая практика дает нам множество примеров законодательного закрепления медиации. Соответствующие акты приняты в США, Австрии, Германии. Европейская комиссия утвердила Кодекс медиатора, а Евросоюз издал ряд директив, регулирующих деятельность медиаторов. Типовой закон о медиации разработан комиссией ООН по международному торговому праву (UNCITRAL), в пояснительной записке к нему содержится интересный обзор по юридическому эффекту и обязательности соглашения, достигнутого в ходе медиации, в тех странах, где этот институт уже находит свое применение. 

 Для того чтобы лучше понять, что именно представляет собой судебная медиация, рассмотрим основные модели взаимодействия медиаторов и судов, выявив их наиболее существенные черты на примере тех европейских стран, где данный институт получил наибольшее развитие.

В современной мировой практике под судебной медиацией принято понимать процедуру урегулирования конфликта, проводимую после возбуждения дела в суде и по предложению судьи, в производстве которого находится гражданское дело. В зависимости от того, кто проводит процедуру, выделяют "сближенную" и "интегрированную" модели судебной медиации.

В первом случае медиация проводится, как правило, профессиональным медиатором, работающим вне здания суда. "Сближенной" данная модель называется потому, что в ней медиация представляет собой стороннюю по отношению к судебному разбирательству процедуру, однако непосредственно связана с ним, так как во время проведения медиации суд занимает выжидательную позицию и откладывает совершение дальнейших процессуальных действий до получения результатов примирительной процедуры.

Этот тип процедуры, в котором наиболее четко выражается взаимодействие судьи и независимого медиатора, в настоящее время получил широкое распространение в Нидерландах. В связи с этим вполне правомерно называть данный подход к построению взаимоотношений между судом и медиатором голландской моделью.

Другой подход - интегрированная судебная медиация - предполагает проведение процедуры одним из сотрудников суда, как правило, специально обученным действующим судьей. В данном случае судебное разбирательство по делу также приостанавливается, но медиация проводится в здании суда, а в случае заключения сторонами соглашения об урегулировании спора оно тут же протоколируется в качестве мирового судьей-медиатором. Очевидно, что в этой модели наиболее полно выражается институциональный подход к развитию альтернативных по отношению к судебному способов разрешения споров, когда они предлагаются непосредственно в рамках судебной системы, судьями или их помощниками.

Такая модель в последние несколько лет стала популярна в Германии и по аналогии с первой моделью, учитывая распространение и успешное применение указанного подхода на протяжении нескольких лет именно в ФРГ, может называться немецкой моделью судебной медиации.

Рассмотрим более подробно основные черты каждого из представленных вариантов взаимодействия судебного процесса и медиации.

Голландская модель медиации.

 Медиация как термин и явление правовой жизни вошла в юридический язык и культуру Нидерландов в 1990 г. и с тех пор заняла там прочное место. Голландская модель была выработана в ходе правовых экспериментов по внедрению и развитию судебной медиации, проводившихся в 90-х гг. XX в., и предполагает взаимодействие государственного суда и независимого частнопрактикующего медиатора. Реализация данной модели требует решения ряда вопросов. Например, должен ли судья, направляющий стороны на медиацию, рекомендовать конкретного медиатора (организацию) для проведения процедуры или достаточно оставить это на усмотрение сторон спора? Если судейская рекомендация все-таки необходима, то на основании каких критериев должен осуществляться отбор медиатора и как судья может быть уверен в наличии у него необходимой квалификации и профессиональной подготовки? Как осуществляется финансирование деятельности медиатора?

Очевидно, что самостоятельный поиск конфликтующими сторонами подходящего медиатора может оказаться для них невыполнимой задачей. Кроме того, не имея возможности проконтролировать процесс, судья не может быть уверен, что стороны действительно обратятся к профессионалу. Именно поэтому в голландской модели данный вопрос был решен путем установления взаимодействия государственных судов и Нидерландского института медиации (далее - NMI), созданного в 1993 г. как организация, цель которой - распространение информации о медиации, расширение практики ее применения, а также разработка стандартов и правил, гарантирующих качественное оказание услуг по проведению данного вида примирительной процедуры, т.е. структуры, фактически выполняющей функции саморегулируемой организации (СРО) медиаторов (возможность создания такой структуры предусмотрена и российским законодательством).

NMI, фактически являясь головной организацией для многих частнопрактикующих медиаторов и структур, работающих в области медиации, не только занимается вопросами обучения, но и ведет списки аккредитованных медиаторов, которые предоставляются в суды и берутся за основу при выборе медиатора. Именно NMI гарантирует суду и сторонам, что их спор будет урегулирован при содействии профессионального медиатора, обладающего необходимыми навыками и профессиональной квалификацией.

В Нидерландах государство берет на себя финансирование первых часов медиации, которые оплачиваются медиатору напрямую Министерством юстиции Нидерландов. В случае если в течение оплаченного государством времени сторонам не удалось урегулировать конфликт и достичь соглашения, они могут по договоренности с медиатором оплатить следующие часы его работы за счет своих средств до заключения соглашения, которое оформляется медиатором и передается в суд для утверждения в качестве мирового соглашения.

Если же по результатам первых сессий очевидно, что стороны не готовы или не способны урегулировать возникший конфликт в рамках медиации, они возвращаются в суд для его разрешения в обычном порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством.

Немецкая модель медиации.

 Немецкая модель судебной медиации начала применяться в Германии в 2002 г. в рамках проекта "Судебная медиация в Нижней Саксонии", проводившегося с 2002г. по 2005 г. Особенностью данной модели, как уже указывалось, является то, что процедуру медиации проводит действующий судья-медиатор, который помимо своей основной деятельности по осуществлению правосудия занимается медиацией, принимая дела от своих коллег-судей.

Анализируя особенности немецкой модели судебной медиации, некоторые специалисты склонны полагать, что данная процедура фактически представляет собой "судебную примирительную процедуру", но не является "медиацией" в общепризнанном смысле этого термина, так как имеет ряд существенных особенностей. Рассмотрим различия между судебной и частной медиацией, определенные Р. Грегером.

1. Обучение и практика. Несмотря на то, что судьи-медиаторы, перед тем как приступить к осуществлению примирительных процедур, проходят специальный курс обучения, их квалификация в вопросах примирения редко может сравниться с уровнем подготовки профессиональных частных медиаторов. Такие способы улучшения навыков медиатора, как дополнительное углубленное обучение,  почти никогда не применяются при интегрированной судебной медиации.

2. Время проведения медиации. Любое урегулирование конфликта требует времени, и медиация не является исключением. Урегулирование сложных многоуровневых конфликтов может потребовать как нескольких часов, так и нескольких дней и ряда медиационных сессий. Судьи, которые осуществляют медиационную деятельность наряду с выполнением своих повседневных обязанностей, просто не располагают таким количеством времени. Поэтому лимит времени при судебной медиации - два-три часа.

3. Изменения в процедуре. В некоторых моделях медиации для более эффективного достижения результата медиатору необходимо провести с каждой из сторон индивидуальную беседу (англ. caucus). Нередко суды просто не располагают необходимыми помещениями для проведения этой части процедуры, в связи с чем в интегрированной модели судебной медиации от нее приходится отказываться.

4. Судья-медиатор всегда остается судьей, даже если переговоры по возможному поиску решения сложной конфликтной ситуации проходят в дружественной атмосфере. Каждая из сторон спора знает, что, если не удастся найти решение конфликта, процесс обернется для них обычным судебным разбирательством. Кроме того, в модели судебной медиации большое влияние на ход процедуры оказывает участие адвокатов, которые на переговорах намного чаще, чем во внесудебной медиации, поднимают вопросы права, нежели факта, и тем самым направляют ход беседы если не полностью, то в значительной мере в "юридическое русло".

Таким образом, при проведении судебной медиации по немецкой модели стороны не могут быть уверены, что в основу заключаемого соглашения будут положены исключительно их интересы (досконально изученные и проанализированные), что стороны не будут вынуждены принять компромиссное решение, о котором впоследствии придется пожалеть.

Модель медиации, возможная для применения в России.

 Российский Закон о медиации и принятые вместе с ним новые положения процессуального законодательства регулируют лишь некоторые вопросы координации судебного процесса и примирительной процедуры. В частности, предусматривается возможность проведения процедуры медиации после подачи иска и возбуждения гражданского дела в суде (ч.4 ст. 1 и ст. 4), также судьи вправе предлагать лицам, участвующим в деле, проведение процедуры медиации у стороннего медиатора, осуществляющего свою деятельность на профессиональной основе (ч.2 ст. 7).

Также в процессуальных кодексах (ст.169 ГПК и ч.2 ст.158 АПК) закреплена возможность отложения разбирательства дела на срок до 60 дней по ходатайству обеих сторон в случае, если они желают урегулировать спор в рамках процедуры медиации.

Кроме того, в соответствии с ч.3 ст.12 Закона о медиации медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной после передачи спора на рассмотрение суда, может быть утверждено судом или третейским судом в качестве мирового соглашения в силу процессуального законодательства.

Таким образом, положения российского законодательства содержат все основные признаки голландской модели судебной медиации, среди которых: 1) возможность проведения медиации после возбуждения гражданского дела; 2) рекомендация суда; 3) проведение медиации у стороннего профессионального медиатора; 4) утверждение медиативного соглашения в качестве мирового и окончание судебного процесса.

 Возможность внедрения немецкой модели в России вызывает много вопросов. В частности, сомнительно появление в отечественной судебной системе судей-медиаторов по немецкому образцу. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ основная функция суда - осуществление правосудия в форме конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судьи являются непосредственными носителями судебной власти и помимо своей основной деятельности могут заниматься лишь научной, преподавательской или иной творческой деятельностью в свободное от основной работы время. Статья 2 Кодекса судейской этики устанавливает приоритет исполнения судьями обязанностей по осуществлению правосудия по отношению к любой другой не запрещенной законом деятельности судьи.

Проведение медиации вряд ли можно отнести к одной из форм осуществления правосудия, так как в рамках примирительной процедуры судьи не принимают основанных на законе решений, не осуществляют защиту нарушенных прав, а лишь содействуют сторонам в поиске взаимоприемлемых, конструктивных решений по урегулированию спора, которые участники конфликта принимают сами и под свою личную ответственность. Таким образом, современное законодательство не позволяет российским судьям, руководствуясь примером немецких коллег, брать на себя роль медиаторов.

Вместе с тем нельзя забывать и о других факторах, влияющих на готовность судей выступать в новой для них роли, а именно о существенной судебной нагрузке и катастрофической нехватке времени. Так, по словам заместителя председателя ВАС РФ В.Л. Слесарева, нагрузка российских судей сегодня в два-три раза превышает установленные нормативы, а двадцатиминутного судебного заседания едва хватает на соблюдение установленной в АПК процедуры. В этих условиях проведение медиации судьями представляется маловероятным.

Не менее сомнительно предложение Председателя ВАС РФ А.А. Иванова ввести в России так называемое судебное посредничество, где в роли примирителей должны выступать судьи в отставке, помощники судей или специалисты по обобщению судебной практики. Несмотря на то что данная инициатива несколько "отклоняется" от немецкой модели, она является выражением все того же институционального подхода. Зачем привлекать к осуществлению примирительных процедур помощников судей и других сотрудников суда, у которых уже вполне достаточно служебных обязанностей?

Высший арбитражный суд РФ выступил с законодательной инициативой, внеся в августе 2012 года в Государственную Думу РФ законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур". По мнению авторов, законопроект направлен на развитие и совершенствование института медиации в российской правоприменительной практике и в нем предлагаются и финансовые стимулы, побуждающие к миру. При заключении мирового соглашения, отказе истца от иска, признании ответчиком иска, в том числе по результатам проведения примирительных процедур, в суде первой инстанции истцу вернут 70 процентов уплаченной им государственной пошлины. Если стороны помирятся в ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, назад вернут 50 процентов госпошлины. Мир на стадии рассмотрения дела судом кассационной инстанции, пересмотра судебных актов в порядке надзора сэкономит спорщикам 30 процентов госпошлины.

 Очевидно, что предлагаемое нововведение может быть положительно воспринято сотрудниками арбитражных судов, например, если выполнение дополнительной функции будет связано с повышением оплаты труда. Однако это приведет к увеличению бюджетных расходов на судебную систему. Если же прибавки к оплате у будущих судебных примирителей не предвидится, то вряд ли стоит рассчитывать на проявление особого энтузиазма при исполнении новой трудовой обязанности. Кроме того, остается открытым вопрос о необходимости обучения новых специалистов, которое также будет сопряжено с существенными финансовыми затратами. Вполне возможно, что одним из результатов этой законодательной инициативы может стать определенная дискредитация идеи судебного и внесудебного примирения в глазах российских предпринимателей.

 

 

 

GzXW-v2 mMA

xmQcOSvMrjY

2kJv92yP7Ns

уполн

лого на черном2

O2MfOOqmjq4

rosmu